Поиск
  • Деловой Язык

История профессии — переводчик



Древняя дипломатичность


Переводчики (толмачи) были известны еще с древних времен: взять хотя бы Ветхий Завет, в котором упоминаются таковые — по совместительству советники при правителях. Без знания языка нет договора, нет доверия, нет нужного хода истории. Поэтому издревле эту должность занимали только истинно доверенные лица, с развитым умом и логикой: способность быстро реагировать на сложности перевода и, верно их интерпретируя, доносить до слушающих — здесь необходима.

Цари-пленники


Часто толмачами выбирали взятых в плен царей других государств, членов их семей, просто приближенных — достаточно образованных, чтобы понять, как вести себя в сложной политической ситуации межнационального диалога или конфликта. Эти люди изучали язык практически по принципу погружения в языковую среду. К плененным переводчикам это имело прямое отношение: быстрое стрессовое изменение среды обитания и последующее длительное пребывание в ней давало максимальный эффект. Даже спустя короткое время эти люди прекрасно изъяснялись на языке аборигенов и отлично ориентировались в специфике перевода именно с местного языка.


Книжники


В Средние века вошло в обиход обращение к истокам, к первоначальному образцу — к периоду наивысшего рассвета науки и культуры. За основу была взята античность с ее совершенством форм в архитектуре, достижениями в математике и изысканностью культуры речи и литературы. Сначала это было нужно схоластам для верного истолкования Писания и Талмуда, затем, в эпоху Просвещения — для чтения античной литературы. Естественно, что в подражание образцу было принято изучать языки Древнего мира: в Европе наибольшее распространение получили латынь и греческий, реже встречались санскрит и арамейский языки. Погружение в языковую среду в этом случае оказалось невозможным, и был сделан упор на грамматику.


Вроде бы единство


В XVIII–XIX вв. возникла иллюзия универсальности языка. Это было обусловлено абсолютизацией особенностей европейской истории. Благодаря идеям Просвещения, утверждаются обобщенные ценности — скорее, объединяющие, чем разделяющие. В этих условиях появилась необходимость знать иностранные языки для ведения дел и коммуникаций в объединяющемся обществе — и в то же время сохранять самобытность родного языка. Франция первая почувствовала это — и хорошо известно, что именно французы, как никакая другая нация (хотя к ним в этом близки испанцы и итальянцы) борются за сохранение своего языка и его эстетики. Впрочем, они до сих пор борются и против экспансии английского языка, повсеместно распространившегося в мире.


Нации



Язык — наиболее подходящий инструмент для конструирования нации. Ему приписывается ряд значений, которые устанавливают жесткую смысловую связь между ним и нацией, его превращают в олицетворение народа, который на нем говорит. Язык ввинчивается в интерпретационную схему нации — и вот он уже истолковывается в качестве ее атрибута. Благодаря этому механизму язык становился «национальным достоянием», «средоточием национального духа», «живой связью между нашими предками и нынешним поколением», «хранителем национальной культуры, традиций национальной жизни» и так далее. Прежде всего, он оформлял противопоставления «мы — они», «свои — чужие». Речь идет о языковой демаркации различий между сообществами. Она дополняет государственные границы, которые в эпоху модерна совпадают с национальными. И вот уже иностранный язык изучают как язык «их», «чужих», как что-то, идентичное другой нации. В период, когда язык представляет собой едва ли не единственный символ идентификации, самоопределения человека, развитие лингвистики набирает силу.


«И славно пишет, переводит…»


Не считая случаев профессионального применения языка, раньше знание иностранного означало возможность демонстрировать уровень образованности. Мир тогда развивался относительно планомерно, с небольшими характерными скачками (как в период Великих географических открытий). Человечество вяло-академично искало способы взаимных контактов, изобретая искусственные языки на основе наиболее распространенных или тех, на которых говорит наибольшее число людей. Воляпюк или эсперанто — вот только некоторые из примеров. Приблизительно с конца XIX в. мир становится качественно иным. Теперь ход его истории совершенно изменил свою скорость и стиль. Привычные формы и категории отныне перестали иметь вес — в ход пошли геометрическая прогрессия и мгновенность реагирования. Сегодня владение иностранным языком — это не способ показать высокий интеллект, но необходимость.


Современный вызов переводчикам



В середине ХХ в. ритм жизни, устройство сознания и самоопределение человека согласуется со всё быстрее развивающимися технологиями. Благодаря уникальным средствам связи, появлению сверхзвукового самолета, компьютера, развитию космонавтики — благодаря всему этому, понятия пространства и времени меняются. От возможности услышать человеческий голос за тысячи километров, узнать новости с такого же расстояния в считанные секунды сознание вынуждено прибегать к новым способам восприятия окружающего мира и новому образу мышления. При такой картине мира мобильность интеллекта современного человека должна быть максимальной. Повышается гибкость и восприимчивость умов. К концу ХХ и началу ХХI в. в мире правят бал информация и коммуникативная сфера. Без возможности быстрого налаживания связей и решения вопросов невозможно затеять ни одного проекта, провести ни одной кампании. Язык и общение превратились в главный способ социально-культурного взаимодействия — и в главную его ценность.


И продавцы-консультанты


Культуру нашего времени отличает также и возможность иметь представление обо всех товарах, услугах и предложениях. У человека есть все для ознакомления абсолютно со всеми видами сообществ, течений, направлений, знаний — со всем, что вообще предложено и представлено в мире. Способность воспринять это зачастую зависит от знания языков, на которых выражена информация. Во время, когда человек совершает сделку с партнером на другом конце света, пишет статью об исчезающем народе, обращается к источникам в Интернете, запрашивает информацию в международных агентствах, способность понимать и использовать другой язык становится просто определяющей. При этом добавит очков отменное знание как наиболее распространенного ныне языка (повсеместного английского, испанского, китайского), так и необычного, специфического, интерес к которому может возрасти или знатоков которого просто не хватает (пушту, сербский, венгерский).



Просмотров: 59

Москва, Институтский переулок 2/1, офис 515    Тел: + 7 (495) 650-76-35  / + 7 (495) 650-47-91

©2020 Деловой язык.